Сентиментальное

У меня с выходных какое-то непонятно-созерцательное настроение, я решил прогуляться до вахты... Шел и разглядывал окружающий мир.
Вот шел я и думал... думал... Точнее как, дал возможность потоку мыслей просто течь, предоставив их самим себе.
Я не особо любил осень, ну, в свою Московскую бытность - слякотно, дождливо, ветрено, постоянно сопли, грязь, непонятность, хмурые лица вокруг...
И вот моя третья осень на Урале... О, как же это великолепно!!!
Read more...Collapse )

Продолжение темы. Жертвы.

В продолжение темы про неминуемые жертвы освоения космоса, да и не космоса только, но и любого пространства, ранеее неизвестного человечеству - у меня возникло довольно любопытное сравнение. Мне нравится Гамлет - достаточно знаковый персонаж во всей Шекспириаде, не находите? Я привык указывать автора (или соавтора) той или иной философской концепции, если она серьезно повлияла на мое собственное мировозрение. На сей раз пойдет речь об академике Посошкове, весьма интересном персонаже романа "Белые одежды". Из его уст прозвучала мысль о том, что в тот момент, когда Гамлета оцарапала отравленная шпага, он перестал принадлежать этому миру, он стал гражданином Вселенной, для которого нет ни правил, ни преград.
Read more...Collapse )

Про пенсии и Путина

Есть у меня на работе забавный персонаж... Ну как на работе - субарендатор, назовем его Борисыч. Ему в районе 70 лет, торгует шмотками и всем, чем придется. Коммерсант, проще говоря.

Он меня частенько до дома довозит, и в эти 20 минут дороги я от него успел наслушаться многого, хорошего и не очень. Любит он присесть на уши. У него пластинка из серии "что нашел, то и поставил". Дискуссии не получается, он слушать не умеет, только говорить.

Read more...Collapse )

Трио

1.

  В погожий мартовский день он вышел на брусчатку, как выходил он уже вот пятнадцать лет. Или двадцать, он сам не помнил точно. Была суббота, день обещал быть удачным — было относительно тепло, на удивление было ясно, и с самого утра толпы праздношатающихся уже успели основательно замусорить улицу.

  Урна у лавки с вызывающим названием «Russian Souvenirs» была забита пустыми пивными бутылками, обертками от мороженого, салфетками… А художник, привычно расположившись напротив, разложив старенький потертый мольберт, принялся за работу. Орудуя мелками, бросая казалось бы небрежные штрихи, местами угольно-черные, местами карминово-красные, иногда невнятно серые, отточенными движениями умело фотографировал окружающую действительность.

Read more...Collapse )

Курт Валландер

Вот и кончено все. Перевернута последняя страница, главный герой сошел с ума, пошел на пенсию, всем хорошо, все довольны.
Каждый раз, когда завершается книга, когда все маски сброшены, преступники разоблачены, статисты отработали свое, детектив, раскрывший дело, казалось бы, должен подкручивать усики а-ля Эркюль Пуаро (привет Агате Кристи!). Но нет, он устало потирает виски, трет глаза, уклоняясь от дежурной пресс-конференции, лишь бы добраться домой. Навести порядок в мыслях (черт с ним, с домом), попытаться в очередной раз наладить отношения с дочерью. Что будет дальше, я не знаю. Но очень хочется повествование продлить еще на страничку... хотя бы на абзац, да даже не на абзац, но на строчку, на полстрочки - тонкую ниточку, незримую связь, бывшую предыдущие сутки - пока перед глазами разворачивались драматические события очередной книги. Да, и автор отрабатывал свое, выпуская новую и новую книгу, потакая своим читателям. Да, немного печально было узнать, что автора больше нет на этой Земле. Возможно, он есть где-то в лучшем месте. Но тем не менее - последняя книга прочитана, финал был вполне предсказуем, но все равно неприятен. В голове ретроспектива в два десятка лет - именно столько Манкелль вложил в карьеру детектива. После переживаний, размышлений, принимая и прокручивая внутри себя каждую, даже самую незначительную деталь, воспринимая каждый поворот сюжета как вираж, в который ты входишь сам, опасаясь вылететь с дороги - это самое малое, что я могу сказать о его произведениях. И как же непросто заставить себя закрыть книгу. А душа просит еще... Еще жизни этого книжного, но ставшего таким близким и родным человека, пускай и на бумаге. А теперь нет ни человека, ни автора. Как будто провожаешь друга. Друзей. В никуда.
Курт Валландер - ты был со мной 8 лет. Я прочитал последнюю книгу.

Наука и человеческие жертвы

Я ехал на работу, не выспавшись, и проезжая по набережной - как в старую часть ехать, мимо пруда - еще был густой туман, и пруда не было видно, противоположного берега - тоже, и мне стало немного жутковато, как будто едешь по краю Земли, за которым ничего нет, пустота.
Потом уже, когда автобус поехал по Ленина, и молочная пустота по левую руку сменилась кривыми домишками частного сектора, я немного успокоился и погрузился в полудрему. Пустота еще напомнит о себе - но позже, вечером, когда я, основательно устав, буду разглядывать вечернее небо, удивительно ясное, усыпанное горстями пока еще неприступных и бесконечно далеких звезд... И это ощущение пустоты опять всплывет, всколыхнется, потянув за собой основательно закопанные внутри себя воспоминания юности, когда я зачитывался космической фантастикой.
Read more...Collapse )